Idhuna
Я знаю, что меня легко убедить в чем угодно, и поэтому никакие доводы меня не убеждают. © А. Моруа
Я думала, что, каждый раз воздерживаясь от реакции, в то время как внутри взрываются целые вулканы, я закаляю в себе силу воли, но рано или поздно настаёт такой момент, когда бывает и сообразней и эффективней пойти путём наименьшего сопротивления. Как выяснилось, когда дело касается последней капли, я не ведро – я бассейн, но ведь и заполняли меня отнюдь не каплями – скорее мощной струёй из шланга. А уж коли ты испытываешь чьё-то дьявольское терпение, так будь готов по его иссякании принять на себя удар дьявольски гневной силы.
Het kwaad is geschied – зло свершено. Скинутая мной вчера бомба на вражескую территорию по моим расчётам должна была если не сразу обезвредить противника, то хотя бы возыметь должное действие по прошествии некоторого времени, подвергнув врага облучению от выброшенной высококонцентрированной радиации. Я заставила себя подумать обо всех возможных worst case scenarios и мысленно подготовиться к ним, но супостат оказался как будто начисто оглушён самим взрывом и даже его союзники не спешат пока вести по мне обстрел. Неужто мне можно уже ликовать? Или пока не стоит?
…«Будь выше этого, не опускайся до его уровня», – едва узнав о моих мстительных планах, обязательно сказала бы Н., всегда нравственная и до тошноты правильная, когда дело касается чужого поведения, и не менее опасная, когда ей самой наступают на хвост. Динка на моём месте, не наделённая дюжим самообладанием и способная жестоко обходиться со своими обидчиками, давно бы наломала дров, в слепой своей ярости паля без разбору и сметая всё на своём пути, попадая как по виноватым, так и по невинным, – много шуму и дыму, да мало толку; враг, может быть, и изувечен зверски, да не повержен. Я же стараюсь метить исключительно в болевые точки. Выбирать для атаки наиболее подходящий тайминг – она, как правило, автоматически застаёт врасплох, поскольку противная сторона, в своё время несколько раз уходившая от меня безнаказанно, начинает меня страшно недооценивать и теряет всякую бдительность. А я не люблю оставаться в долгу. Я ведь догоню и верну его. Одним разом. С процентами.